Бэк известен своим Биткоин-максимализмом — то есть обожанием первой криптовалюты и сомнительным отношением к остальным проектом. Вдобавок он публично отказывается признавать преимущества криптостартапов. Однако в этот раз всё было несколько по-другому. И хотя Бэк раскритиковал модель сбора средств под названием ICO, он признал пользу в некоторых подобных проектах.

Напомним, ICO (Initial Coin Offering) или первичное размещение монет — это процесс привлечения инвестиций в мире криптовалют. То есть разработчики какого-то проекта пытаются заинтересовать клиентов и продают свои новые монеты, получая взамен эфиры или другую крипту. Отметим, что Эфириум тоже запускался по формату ICO. Как значится на страницах ресурса EthHub, пресейл Эфириума стартовал 22 июля 2014 года и длился до 2 сентября того же года. Изначально за один биткоин давали 2 тысячи эфиров, однако спустя две недели за ту же сумму можно было приобрести 1337 ETH. В итоге разработчики привлекли 31 тысячу биткоинов или эквивалент 18.3 миллиона долларов по тому курсу.

Виталик Бутерин

Виталик Бутерин

Какие альткоины выбрать?

Первым вопросом Бэку стало его отношение к тому факту, что у Биткоина есть премайн — то есть предварительный ранний майнинг ограниченным кругом людей до того, как им стали интересоваться остальные. Речь идет о как минимум 1.1 миллиона BTC, которые предположительно добыл сам анонимный создатель криптовалюты Сатоши Накамото.

Криптоэнтузиаст поставил под сомнение информацию о точном количестве добытых Накамото биткоинах, но не стал отрицать, что он действительно успел накопить много BTC. Вот цитата, в которой он поделился своим отношением к ситуации. Её приводит Cointelegraph.

Да, я с вами согласен. Даже в первый год существования Биткоина было добыто 2.6 миллиона монет при награде в 50 BTC за блок. При этом более 80 процентов участников сети в то время не были Сатоши Накамото.

биткоин эфириум блокчейн

Виталик Бутерин и Адам Бэк

То есть Бэк дал понять, что даже на раннем этапе существования криптовалюты в сети хватало майнеров. Кстати, для их привлечения Сатоши даже делал пятиминутные перерывы во время добычи криптовалюты.

В первые дни у Биткоина не было абсолютно никакой ценности и он не создавался для обогащения конкретной группы людей. А вот ICO только для этого и предназначены, отметил Бэк. К тому же у подобных проектов не было цели защитить своих инвесторов на правовом уровне. Вот его реплика.

Здесь нет прав инвестора и финансового надзора, поэтому я не думаю, что вы действительно можете утверждать, на что идут [привлечённые] деньги. Учитывая соблазн и предполагаемую мотивацию, вполне вероятно, что большая часть средств теряется из-за мошенничества и личного обогащения учредителей, промоутеров и так далее. Когда деньги израсходованы, они [разработчики] переходят к следующей монете.

То есть Бэк считает идею такого привлечения инвестиций нечестной и неэтичной.

Правда, из сотен крупных стартапов все таки есть несколько проектов, которые работают в правильном направлении. Адам продолжает.

Очевидно, есть исключения и некоторые интересные исследования, финансируемые ICO, однако эффективность использования капитала в них для преобразования денег в безопасные, надежные протоколы в сто раз ниже, чем у стартапов, созданных энтузиастами.

Адам уверен, что большинство проектов с наибольшей рыночной капитализацией — это не что иное, как проекты школьного уровня «с миллиардными бюджетами долларов на маркетинг». Он продолжает.

Я думаю, мы можем предположить, что [денежные] стимулы имеют значение, и поэтому это вариант следования за деньгами. Если у них [разработчиков] есть немедленная ликвидность и нет надзора, они тратят слишком много средств на маркетинг и манипулирование ценами над техническим содержанием.

Так что вся риторика Бэка сводится к тому, что Биткоин не создавался ради наживы — всё же тогда в мире даже не было криптовалют. А вот разработчики других проектов якобы воспользовались проторенной дорожкой и решили заработать на данной теме. То есть в соответствии с его мнением, разработчиков проектов, которые собирали финансирование с помощью ICO, интересовали исключительно деньги.

Адам Бэк криптоэнтузиаст

Адам Бэк

Мы считаем, что мнение Бэка сильно расходится с реальностью. Ранее он назвал Эфириум "финансовой пирамидой", но второй по капитализации альткоин вырос с относительно небольшого проекта до огромной экосистемы. На базе последней создаются много полезных инициатив, децентрализованных приложений и смарт-контрактов, поэтому Биткоин-максимализм здесь лишний. Даже если ETH и создавали ради денег — что вызывает сомнения — проект принёс огромную пользу миру и явно продолжит это делать в дальнейшем. Ну а враждебность в нише монет явно будет влиять на индустрию и её репутацию негативно.

Поделитесь своим мнением о новости в нашем крипточате. Еще больше интересных новостей можно найти в нашей новостной рассылке Google News.

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В ТЕЛЕГРАМЕ. СДЕЛАЕМ ИКСЫ ВМЕСТЕ!